...

Кому проиграло движение сопротивления?

Кому проиграло движение сопротивления?

Понятно, что «движение сопротивления» потерпело неудачу (это было очевидно еще несколько недель тому назад), но можно ли освобождение площади Франции от палаток расценивать как поражение оппозиции и победу властей?

Начнем с властей. Кого они победили, если в Армении, по меньшей мере, полтора-два миллиона людей против их власти, причем за последние два месяца это число только увеличилось, а проблемы, из-за которых народ их не принимает, только усугубились. По большому счету, единственное достижение властей – это восстановление дорожного движения в Ереване, но, согласитесь, едва ли это можно назвать победой. Тем более, что за этот период серьезно пострадал имидж властей: применение полицией грубой силы, задержания и т.д.

Потерпела ли оппозиция поражение? Нет, потому что реальная оппозиция – это, как минимум, полтора-два миллиона граждан Армении, которые так и не включились в активную борьбу. А лидеры «движения сопротивления» - всего лишь политические деятели, попытавшиеся повести за собой эти полтора-два миллиона и потерпели полный провал. То есть группа политических деятелей проиграла не властям, а народу, потому что реальным противником этой группы была не власть, а недоверие народа и собирательная память о 20-летней власти «лидеров». Причем недоверие это было обусловлено и тем, что «лидеры» большей частью говорили о том, что не должна делать «турецкоподданная власть», но не уточняли, что будут делать сами, если придут к власти, то есть не представляли четкой и реалистичной программы на будущее.

Как бы то ни было, затухло или затухает очередное движение. «Лидеры», конечно, сделают вид, что просто меняют тактику, время от времени будут проводить митинги, создадут областные структуры и т.д., но правда в том, что свой шанс они упустили, а политическим силам такой шанс дается только один раз. В 1996 году Вазген Манукян чуть было не дорвался до власти, но не вышло, и с тех пор у него больше никогда не было ключевой роли в политической жизни. В 2003-м свой шанс не смог использовать Степан Демирчян и с тех пор навсегда лишился ключевой роли в политической жизни. В 2013 году в таком же положении оказался Раффи Ованнисян. Даже политическая сила, возглавляемая Левоном Тер-Петросяном, после 2008 года не смогла восстановить свою некогда ключевую роль на политической арене. (Хотя в данном случае следует отметить, что в отношении команды Тер-Петросяна в 2008 году применялось беспрецедентное насилие, сопровождавшееся убийствами, пытками, сотнями арестов, привлечением вооруженных банд и силовиков. Такие же давления и преследования были и во время президентских выборов 2003 года – против Степана Демирчяна и его сторонников). А Кочаряну следовало «уйти домой» уже после парламентских выборов 2021 года, но он этого не сделал. Наверное, сделает теперь.

А реальной оппозиции – как минимум, полутора-двум миллионам граждан Армении – нужны политические силы, способные предложить конкретную программу вывода страны из этого положения и осуществить эту программу. Есть и другая важная задача: не допустить, чтобы власти представили поражение «движения сопротивления» как свою победу, заявляя: «Вы видите, мы все делаем правильно, и против сдачи тех несчастных территорий было всего 3-4 тысячи человек, и вообще, наше поражение было не позором для нас, а окном невиданных и неслыханных возможностей». И не допустить этого должна именно реальная оппозиция в полтора-два миллиона человек.

Марк Ншанян

Կարդալ հայերեն

#Tags / Պիտակներ

ՎԱՐԿԱՆԻՇ

   2440 ԴԻՏՈՒՄ

Տարածեք

ՆՄԱՆԱՏԻՊ ՆՅՈՒԹԵՐ
Դեպի ՎԵՐ